Steen *** (nektosteen) wrote in fra_rpr,
Steen ***
nektosteen
fra_rpr

Categories:

Эпоха Советского просвещения завершается

Эпоха Просвещения: понятие и реальность

Просвещение, эпоха Просвещения – этот термин стал привычным и вошедшим в научный обиход с конца 18 – начала 19 века, когда он стал обозначать широкое общественно-культурное и общественно-политическое движение антифеодальной направленности в крупнейших европейских странах в 17 – 18 веках. Г. Гегель считал, что содержанием этой эпохи была борьба просвещения с суеверием. И это, в целом, правильно. Завершалось оно в разных странах по-разному, но всегда острыми политическими конфликтами позитивного типа, часто – реформами и революциями, приводившими общество к существенному прогрессу: к улучшению социального положения и душевного состояния большинства членов общества. Так происходило потому, что и сам процесс просвещения этой эпохи был революционным: он обращался к фундаментальным проблемам человеческого существования, к субстанциальным вопросам личности, к основам мировоззрения и совершал в них существенные сдвиги. Помимо переворота в науке и образовании, просвещение этого периода, как правило, сопровождалось и переворотом в мировоззрении, в том числе – в религиозном мировоззрении.

Эта эпоха, взятая в целом, охватывает время с начала 17 до начала 19 века, по разным оценкам: два – два с половиной столетия, и протекает в межнациональных дискуссиях, в которых прорастали и созревали идеи нового гуманизма, новой буржуазной культуры, новой психологии и новых человеческих отношений. А национальные революции этого времени существенно влияли на состояние соседних стран и всей Европы. Из Англии они переселились во Францию и Германию, а от них – по всей Европе, в том числе в Россию, и даже в Америку. Но это в целом в Европе, а в каждой отдельной стране эта эпоха проходила динамичнее и концентрировалась, как правило, в двух - трёх поколениях на протяжении примерно 50 – 80 лет, получая в них яркие национальные особенности культурной и политической жизни. Например, во Франции она начинается с поколения гениального экономиста Ф.Кенэ (1694 – 1774) и талантливого драматурга и поэта Ф. Вольтера (1694 – 1778), выдающегося философа Ж.-Ж. Руссо (1712 – 1778), философа-энциклопедиста Д. Дидро (1713 – 1784) и философа-материалиста Э. Кондильяка (1715 – 1780), выдающегося просветителя Д`Аламбера (1717 – 1783), acme(1) которых приходится на 1730-е – 1770-е годы. Их идеи и идеи английских просветителей на ходу подхватывает не менее талантливая молодежь следующего поколения: философы А. Тюрго (1727) и О. Мирабо (1749), поэты и драматурги П. Бомарше (1732) и А. Шенье (1762 – 1794), политики М. Робеспьер (1758 – 1794), Ф. Бабеф (1760) и Ж-П. Марат (1743 – 1793), социалист А. Сен Симон (1760 – 1825), ученые Лавуазье, Лаплас, Ламарк, Кулон, Кювье и многие другие.

И вот, казалось бы, чем интересна эта, уже довольно отдалённая от нашего времени, эпоха для нас, для России ХХ1 века, да и всей современной Европы? Сегодня она стала уже забываться, а её деятели перестали быть авторитетами и кумирами. А ведь во второй половине 18 века Вольтер – «фернейский патриарх», как его тогда называли – был наставником для многих монархов Европы, в том числе для Фридриха II и Екатерины II.(2) Поэтому напрасно некоторые забывают наследие этой эпохи: в снятом виде, своей сутью, она положительно воздействовала на прогресс в 19 и 20 веках и продолжает также воздействовать на людей и общество в наши дни. И горе тем, кто выступает против её гуманистических идеалов и прогрессивного содержания. А сутью её содержания было открытое наступление на одряхлевший к тому времени феодализм и его идеологическую обслугу, прежде всего – церковную; «борьба просвещения с суеверием», как выражался Г. Гегель уже в начале 19 века, когда итог эпохи стал ясен для разумного взгляда. Правда, Гегель останавливается, в основном, на идейном содержании эпохи, хотя и рассматривает воздействие Просвещения на общество в целом. Дело в том, что идеи Просвещения осуществились, т.е. суть его состояла в единстве идейной и политической борьбы с феодализмом: борьба молодой прогрессивной в то время буржуазии с одряхлевшим реакционным феодализмом. Собственно, идея и есть такое понятие, которое переходит в действительность, она есть единство с реальностью. Поэтому идеи эпохи Просвещения надо брать вместе с венчающей их реальностью – с революцией.

Революция и последующее идейное развитие на опыте революции есть отрицание Просвещения. Но не пустое отрицание, а отрицание как момент связи, как отрицание отрицания, как сохранение существенного положительного содержания Просвещения для развития общества и отрицание несущественного и вредного в нём самом. Получилось не всё и не так, как хотелось бы просветителям, но вполне реально: они привели общество к победе буржуазии и буржуазных революций в большинстве стран Европы к середине 19 века, к крушению феодализма, подорвали господствующее положение церкви в обществе и общественном сознании. Был сделан громадный шаг в направлении прогрессивного развития человеческого общества.

Просвещение как подготовка общественных изменений

И вот если оглянуться на более раннюю историю и посмотреть на неё с точки зрения этой идейно-практической сути, то можно обнаружить подобные единства идейных и политических переворотов и в прошлых эпохах: такие прошлые «эпохи просвещения». Так в конце эры рабовладения появилось учение Христа и движение христианства в Римской империи. Иисус прямо поставил перед своими сподвижниками вопрос о просвещении и дал, фактически впервые, название этому явлению идейного переворота как просвещению. Обращаясь к ученикам и последователям в Нагорной проповеди, он прямо говорит: «Вы свет мира… да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела…»(3). Заметьте: он говорит не «свет миру», т.е. не о них как источнике света, не о субъекте, освещающем мир извне, а о свете самого мира, о бытии, об объекте, имеющем свет как сущую определённость самого мира. Что же это за определённость и какое бытие она определяет? Речь здесь идёт не об отдельном лице (Я) как освещающем мир, не о группе отдельных лиц, а о «вас всех вместе» как некоторой общности. И даже не о данной дружеской общности, не о группе учеников в данное время. Речь идёт о новой общности людей вообще – о духовной общине, только лишь зародышем которой являются эти вот апостолы и спутники. Свет этот – сама вот эта нарождающаяся в мире общность людей, которую Иисус считает своими братьями, т.е. тоже детьми бога, как общину равных людей, знающих истину и следующих ей. Поэтому Иисус и обращается к богу в известной молитве: «Отче наш…», т.е. всех несущих свет добрых людей, а не его только одного как сына божьего. Автор «Деяний Апостолов» пишет: «…Все же верующие были вместе и имели всё общее. И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого»(4). Это была духовная протокоммунистическая община людей, связанных общей жизнью (всей) и судьбой.

Почти три века просвещали христиане язычников (лат. paganus) в центре рабовладельческой цивилизации, превратившейся в развращённый разлагающийся эллинистический Рим. Христос и апостолы шли к людям с открытым и непосредственным словом свободы и истины, донося им идею учителя: «Я научу вас истине и истина сделает вас свободными!». И это – сущая истина: без знания истины нет свободы. «Свобода есть сознанная необходимость» – это знал ещё Демокрит. «Свобода – это деятельность со знанием дела» – развивал эту мысль Энгельс. Если кто-то не знает своей профессии, он не может в ней свободно действовать, особенно в современных профессиях высокой квалификации. Без знания истин об обществе человек не может быть и вполне достойным гражданином.

Община как форма общежития людей прошла к тому времени большой круг развития: от древнейшей родовой общины (генос) к деревенской территориальной общине (комэ), затем к племенной общине (филэ), а от неё к городской (полисной) рабовладельческой общине (койнос).(5) Эта община есть общность богатых родов, объединённых вооружёнными отцами семейств и дедами этих родов в масштабах города-государства. Она снимает в себе все предыдущие формы. И предшествующие формы общин действуют в городе как подразделения города-государства. Платон считал, что идеальной численностью таких родов в государстве было бы 5040. В лучшие времена древних Афин примерно так и было.

Эта городская территориальная (рабовладельческая) община развилась в Риме до империи, объединявшей и подавлявшей другие городские общины (и их государственность) многих этносов мира. Масса этносов была если не уничтожена, то развеяна по земле и даже имён их не осталось в памяти человечества. От некоторых остались имена, особенно в топонимике рек, озер, гор, лесов, даже государств. Например, Великобритания есть, а бриттов нет. Но в этой общине как системе господствующих родов, в качестве её отрицания родилась духовная (идейная) община – религиозная община христиан. И первая единичная христианская община – апостольская – жила как общность равных людей с одной задачей: сделать всех людей братьями, членами одной человеческой общности-общины. Поэтому Иисус и учил молиться: «Отче наш, сущий на небесах…», т.е. верующие суть дети общего отца, братья… Поэтому же и отдавали в общину всю собственность, которую имели, все новообращённые общинники. Эта религиозная духовная община возникла не на пустом месте. И до того древние родовые и территориальные общины строились с помощью единого мировоззрения и представлений об окружающем мире – о том, что есть в при-Роде: сначала тотемного, потом мифологического и религиозного. На почве городской общины возникали и столетиями существовали и чисто философские общины-школы пифагорейцев, академиков, стоиков, эпикурейцев, неоплатоников, и других. Существовали с древних времён и профессиональные общины-артели разного рода. Но особо прочная устойчивость именно религиозной христианской общины, вобравшей в своё мировоззрение многие учения философских школ, была замечена рабовладельцами. И они решили (в лице императора Константина) подчинить и возглавить это движение, переформатировав его революционную сущность, приспособив для нужд новой, феодальной, аристократии.

Древние римские управленцы были достаточно умны: кое-чему научились у христиан, кое-что усвоили в учениях греков, что помогло им нейтрализовать революционную и истинную суть учения Иисуса, глубоко спрятать её в игле, а иглу в яйце, яйцо же – в утке. И всё-таки рабство, как господствующий социальный институт в древности, стало невозможным в христианских государствах после проповеди об истине и свободе каждого человека официальной церковью. Потому что те, кто глубже усвоили просвещение от Иисуса и его учеников, стали более эффективны экономически и политически, и превзошли на практике тех, кто исповедовал дохристианских богов и имел «идольское» сознание. Как говорят христиане, если верить им, «бог их хранит», «бог им помогает». Конечно, вера в истинного бога, убеждённость в своей правде и силе есть фактор достижения успеха, фактор победы. Хотя, добавим мы от себя, и неистинно верующих мерзавцев среди них тоже хватало. В том числе таких, кто борется с истиной Иисуса в самом христианстве даже на вершине его иерархии(6).

К началу XVI века сложилась ситуация, когда с одной стороны накопилось много таких отрицателей Христа в самом христианстве, а с другой – созрело много людей, просвещённых эпохой Возрождения XIV – XV, ставшей также своего рода периодом просвещения в Европе. Это вынудило истинно верующих христиан порвать с тогдашним религиозным начальством в Риме, а затем и с католицизмом вообще. Эти верующие под духовным водительством Мартина Лютера и некоторых других идейных вождей Реформации (духовной революции, по слову Г. Гегеля) подняли сначала идейное восстание (протест, протестанты) против папы Римского, а потом и вооружённую борьбу против пособников папы в Германии. А вскоре это восстание вышло за границы Германии и прошло по всей Европе в форме «религиозных войн» католиков с протестантами. Но протестанты выстояли, поскольку католичество утратило ориентиры истины, свободы, аскезы и общинности. А поводыри католичества погрязли в лихоимстве, мздоимстве, неправедной торговле, оторвалось от массы верующих, стали привилегированной кастой, увлёкшейся мамоной и фактически порвавшей с богом(7). Понятно, что господь «отвернулся» от них, перестал быть вдохновляющим фактором их побед. И они скукожились в своём Ватикане. А их последователи ещё долго воспроизводили рецидивы рабовладения, подавляемые современными государствами.

В Англии идейный переворот Реформации практически непосредственно перешёл в эпоху Просвещения и в политический процесс буржуазной революции в середине XVII в.: Вильям Шекспир и Френсис Бэкон совершили большой переворот в светском мировоззрении переходной эпохи, дополнив протестантское движение. Основными просветителями стали два поколения философов (Джон Локк и английские материалисты Джон Толанд, Мильтон и др.) и писателей. Оба процесса завершились в конце XVII в. так называемой «славной революцией», т.е. компромиссом молодой буржуазии с традиционной аристократией.

Во Франции эпоха Просвещения наступила чуть позднее: в начале XVIII века и завершилась Великой Французской революцией 1789–1794 года.

В Германии, Австро-Венгрии, России и некоторых других странах Европы, это движение растянулось до середины ХIХ века, закончившись революциями в нескольких странах в 1848 – 1850 годах.

Этот же процесс с запозданием проходил и в России. Сами просветительские идеи пришли в Россию сразу же, в 18 веке. Екатерина II благоволила французским просветителям с подачи Фридриха Великого. Но эти идеи ещё не имели почвы в самой России. Эта почва появится в начале ХIХ века. Поэтому идеи Просвещения, т.е. «свободы человека» (крестьянина, торговца, ремесленника) быстро прижились в сознании массы молодых офицеров, вернувшихся из уже свободной, но побеждённой царизмом Франции. Они и двинулись освобождать крестьян от крепостничества с помощью революции. Поэтому движение декабризма не бунт и не случайность, а явление закономерности, через которую уже прошли передовые страны Европы. И только бесчеловечный двойной (то русско-немецкий, то русско-английский) режим эксплуатации российского народа, под руководством Романовых, тормозил развитие экономики и государства в России. Но процесс просвещения, продолженный Герценом и Бакуниным, Чернышевским и Некрасовым (и многими другими) закончился-таки освобождением крестьян – отменой крепостного состояния.

Разочарование в непоследовательности революционеров первой половины XIX века и неудовлетворённость результатами этих революций определяет возникновение и развитие новой «эпохи просвещения». В этом движении, как прямой сознательный наследник эпохи Просвещения, вызревает новое мировоззрение и новое, теперь уже вполне сознательное, учение об общине (лат.: коммуна) – марксизм.(8) Маркс и Энгельс в 1848 году создали первый абрис нового учения об обществе и революции – «Манифест коммунистической партии», где сказано: «Наше учение можно выразить одним предложением: уничтожение частной собственности». А в 1852 году (в письме к И. Вейдемейеру) К. Маркс кратко выразил весь исторический путь движения к уничтожению частной собственности, к общечеловеческой общине (коммуне) через эпоху диктатуры пролетариата. Важнейшим результатом этого просвещения и показателем готовности человечества к новому мировоззрению и новой общине является то, что следующее поколение создаёт международную организацию рабочего класса – Первый Интернационал и, в известной мере независимо от него, достаточно стихийно, совершает революцию во Франции, в результате которой возникла первая государственно-производственная община – Парижская Коммуна (1871 год). Действовавший с 1864 года Генеральный Совет Международного товарищества рабочих, руководимый Марксом и Энгельсом, идейно поддержал её, а в её руководящем составе было несколько членов Международного товарищества рабочих, в том числе русские революционерки Елизавета Лукинична Дмитриева (Кушелева) и Анна Васильевна Корвин-Круковская.(9)

Также и в Россию практически сразу проникло движение новой формы просвещения – научного мировоззрения и организации рабочего класса. Марксистские кружки в России родились и развивались быстро, поскольку опирались на почти столетнюю просветительскую традицию русского народа и революционные настроения с 1820-х годов. Поэтому за два поколения марксистско-ленинское просвещение подготовило авангард революционного рабочего класса, который уже в 1905 году смог смело выступить против душителей русского и других народов России, в том числе с оружием в руках. Но для первого натиска в революции 1905 года сил оказалось маловато. Тем упорнее пошла работа марксистского просвещения и борьба после поражения. И к 1917 году сил для подавления и экспроприации угнетателей хватило: русский рабочий класс осуществил победоносную великую Октябрьскую социалистическую революцию.

Эпоха нового советского просвещения

С самого начала социалистическое просвещение опиралось на высшие образцы эпохи Просвещения и её результаты (английская политическая экономия, немецкая классическая экономика, французский социализм). В то же время разлагающаяся европейская буржуазная идеология в основной своей части отреклась от пафоса истины и гуманизма Просвещения. А в Германии фашиствующая идеология вовсе перешла к «эпохе затемнения», которая привела к массовому «помутнению» общественного сознания. Причём жертвами этого помутнения стали и сами вожди и идеологи немецкого «затемнения». Это интересно выяснил известный философ О. Сумин в книге «Гегель как судьба России». Цитата из его книги великовата, но зато показательна:

«В знаменитой книге Виктора Некрасова «В окопах Сталинграда» в финале произведения автор, устами героя, ставит вопрос: «Почему, – удивлённо спрашивает он, – немцы, которые собрали в своей армии мощь всего промышленного потенциала Европы, которые с лёгкостью оставили за собой огромные пространства, почему они не смогли пройти эти – две сотни метров, которые им оставались до Волги?». Широко известным является тот факт, что на бляхах ремней солдат третьего рейха было написано: «Got mit uns» – «С нами бог»! Трагическая ирония истории состояла в том, что бог уже не был с ними, так как бог уже вообще оставил религиозную форму как недостаточно себе соответствующую. Бог усилиями немецкой же культуры выразил свою природу в диалектических определениях спекулятивной логики. Однако последняя была догматически положена в основу идеологии не немецкого государства, чьи солдаты именем христианского бога пытались освятить реализацию совсем не христианской идеи, а в основу славяно-азиатского СССР. Славяне, татары, узбеки и армяне, таким образом, в этот момент были более верны духу самой немецкой культуры (эпохи Просвещения – пояснение наше: А.К.), нежели сами немцы. В лице славян германцы, таим образом, в волжских степях встретились со своим собственным духом, с духом своей собственной культуры, который уже не принадлежал только им, а был объективирован (социалистической революцией в коммунистическом обществе – пояснение наше: А.К.). Вот почему стали непреодолимыми эти двести метров волжской земли».(10)

Современное буржуазное наступление на советское общественное сознание осуществлялось под густой завесой лжи, клеветы и подтасовок, замешанных на крутом антисталинизме, сфабрикованном предателями КПСС и врагами народа на ХХ и ХХII съездах партии. Они также организовали эпоху затемнения общественного сознания в 1960 – 1980-х годах настолько мощную, что протесты рядовых учёных-марксистов и писателей-патриотов тонули в дружном вое пробуржуазных политиков, идеологов и СМИ. Инициаторами и организаторами затемнения выступили начальники от идеологии: такие последовательные антисталинисты и приспешники Н. Хрущева, как О. Куусинен, М. Суслов, Б. Пономарев, Ю. Андропов, Ф. Константинов и др.(11) В эту эпоху и сделали карьеры на фальшивой критике «культа личности» Сталина поэты и писатели, называвшие себя «шестидесятниками», типа Е. Евтушенко и Б. Ахмадулиной, А. Рыбакова и В. Аксенова, В. Солоухина и В. Войновича, ученые типа Д. Волкогонова и Е. Ясина, скульпторы типа Э. Неизвестного и художники типа И. Глазунова, ярко выведенные в отрицательных образах романа В. Кочетова «Чего же ты хочешь?» (1969 года). На их фальшивых писаниях и выросли «молодые реформаторы-разрушители» социалистической плановой экономики и советского общинного государства. Но крах экономики РФ, а с ней и системный кризис практически во всех областях общественной жизни, вызвали оторопь даже у самих буржуазных деятелей, привели к расколу руководящих верхов общества и государства, стимулируют отход интеллигенции от «рыночно-буржуазной» и либеральной идеологии, а массы рабочих толкают на путь профсоюзной борьбы.

Этому просветлению содействовала борьба прогрессивных сил против людоедских реформ Ельцина-Гайдара и наступления капитала на права и интересы трудящихся. Ну а сегодня мы переживаем рождение и рассвет новой формы просвещения: советского просвещения в буржуазных условиях. В этом отношении нас никто, кроме нас самих, просветить не может, поскольку нет других стран, которые бы прошли через опыт Советов и их отрицание. Теоретических марксов и энгельсов на Западе на этот раз не будет. Придётся всё создавать самим. И нам приходится не только тщательно изучить опыт дедов и прадедов, но и самостоятельно исследовать и понять сущность исторической ситуации и способа выхода из неё. И тут огромная часть задач ложится на коммунистических учёных и современный рабочий класс России, поскольку он живёт и борется в новых исторических условиях. Но есть и облегчающие моменты: основная масса трудящихся теперь рабочие и рядовые служащие (за зарплату часто более низкую, чем у рабочих); мелкая буржуазия находится в ситуации перманентного разорения и вливается в ряды пролетариата; буржуа понимают, что их видят насквозь, ненавидят, преследуют; что они вынуждены прятать богатства за границей, иметь два-три гражданства и вида на зарубежное жительство; что они вынуждены откупаться от иностранных покровителей; что они поэтому не могут развивать производство, а без этого их существование как класса обречено. А также важно, что внутри российской буржуазии расширяется глубокий внутренний раскол на почве конкуренции за присвоение госбюджета и природных ресурсов. Так что развязка неизбежна и теперь уже близка.

Об этом говорит и авральная суета с очередным государственным переворотом, проводимым правящей кликой с целью сохранения и продления луи-бонапартистского режима на период после 2024 года (выборов президента). Ради этого буржуазные партии отказались от самостоятельной роли в Госдуме, безропотно подчиняясь указаниям или даже намёкам диктатора, а другие органы госвласти потворствуют поспешной сумбурной переделке документа под названием конституция. Такие партии заслуживают позорного разгона вместе с их Думой, как это и сделал в своё время Луи Бонапарт, разогнавший парламент и провозгласивший себя императором.(12)

Об этом же говорит и завершение процесса советского просвещения: порушен миф о миллионных жертвах репрессий, порушен миф о злодее Сталине и так называемых «сталинских репрессиях», разрушен миф о «гуманисте-демократе» Хрущеве и его подручном лжеце Солженицыне, создалась большая литература по разоблачению идеологии антисталинизма, в том числе за последнее время:

1. Золотов А. В. Развитие профсоюзного движения России. 2011.

2. Золотов А. В., Попов М. В. и др. Сокращение рабочего дня как основание современного экономического развития. 2016.

3. Казеннов А. С. Марксизм в России: прошлое, настоящее, будущее. 2017.

4. Марксизм и революция. Материалы научно-теоретической конференции. 2018.

5. Попов М. В. Классовая борьба. 2018.

6. Казеннов А. С., Попов М. В. Советы как форма государственной власти. 2019.

7. И. В. Сталин – вождь строительства социализма. Материалы научно-практической конференции посвященной 140-летнему юбилею И. В. Сталина. 2019.

В последние пять-семь лет в советское просвещение включаются довольно широкие слои молодежи, формируется молодое поколение советских просветителей, которое устремилось в общественные коммунистические учебные заведения, число которых растёт, в сетевые объединения, в самодеятельные СМИ…

Однако старшие товарищи должны предупреждать: в сетях молодых бунтарей часто ждут и пытаются переориентировать в либерально-майданном направлении различные политические хамелеоны – отечественные и иностранные. За этими хамелеонами стоит фашизм, как мы это видим на примере Украины.

Поэтому ищите истины, ищите подлинной свободы, ищите выразителей ваших подлинных, коренных интересов. Просвещайтесь! Готовьтесь! Маркс, Энгельс, Ленин и Советское просвещение вам в помощь! В помощь вам Красный университет Фонда Рабочей Академии и Ленинградского интернет-телевидения.

Казеннов А.С. – д.ф.н., профессор

1 acme; греч. akme высшая точка, кульминация
2 Наше поколение знает эти фамилии со школы
3 От Матфея. 5/14-16.
4 Деяния. 2/44-45. «По нужде», т.е. по потребности.
5 Политический – от греческого полис (πόλίς) – город=государство.
6 См. «Легенда о великом инквизиторе» в кн.: Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы. Кн. V, раздел 5.
7 Это хорошо показал Ф.М.Достоевский в «Легенде о Великом инквизиторе». Горбачев, Яковлев и их пособники суть такие же предатели и лицемеры в конце ХХ века.
8 Мелкобуржуазную форму движения за общину – анархизм – мы оставляем пока в стороне. О ней было несколько исследований, в том числе И.В.Сталина: «Анархизм или социализм» (1906).
9 К.Маркс посвятил этой революции специальные работы.
10 Указ. Соч. С.276 -- 277
11 Об этом перевороте в мировоззрении см. в книге: «И.В.Сталин – вождь строительства социализма», Спб.,2019, с.6 и след.
12 А некоторые особо старательные угодники из писателей и экспертов уже считают Россию империей, а Путина императором: Прилепин, Сатановский, Охлобыстин, и др. Прочат нам монархию? Не на тех напали.


Tags: философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments